Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Ереван надеялся, что Запад станет его гарантией в регионе, но обманулся

Ереван надеялся, что Запад станет его гарантией в регионе, но обманулся
Фото ru.oxu.az
В ночь на 10 ноября лидеры России, Армении и Азербайджана объявили об окончании войны в Нагорном Карабахе. Текст подписанного ими соглашения предусматривает полное прекращение огня, возвращение беженцев и обмен военнопленными. Азербайджанский лидер назвал подписанный договор «капитуляцией Армении». Премьер-министр Армении заявил, что решение было принято после анализа военной ситуации и у него «не было другого выхода». После заявления премьер-министра Армении о «трудном» перемирии с Азербаджаном в Ереване вспыхнули протесты недовольных. О дальнейших прогнозах развития ситуации в интервью РИА «SM-News» рассказал азербайджанский журналист и блогер Гамид Гамидов.

— Гамид, власти Армении неоднократно заявляли, что Азербайджан точно не настроен на перемирие. В частности, об этом говорил в недавнем интервью российскому изданию глава МИД Армении Зограб Мнацаканян. Тем не менее документ об окончании войны подписан…

— К сожалению, официальные лица Армении за эти месяцы с момента начала войны сделали уйму противоречивых заявлений. И они себя таким образом очень сильно дискредитировали.

Азербайджан больше, чем кого бы то ни было, интересовало перемирие в Нагорном Карабахе. Потому что мы считаем это нашей землей и хотим, чтобы на ней был мир. Вы знаете, что этому конфликту уже 30 лет. Если бы мы не были заинтересованы в перемирии, наверное, мы бы продолжали воевать и в 90-х. Но мы терпеливо ждали 30 лет. Но когда через такой промежуток времени ты понимаешь, что ничего не происходит, а противоборствующая сторона вольготно себя ведет, рано или поздно придется отвечать. Мы однозначно были заинтересованы в перемирии! И подписанное соглашение это подтверждает.

— Если все-таки вернуться к военным действиям: Армения признавала, что ее армия слабее армии Азербайджана. Ряд экспертов заявляет, что во многом это связано с тем, что за последний год была потеряна связь армянских военных с Россией. По инициативе Еревана были свернуты какие бы то ни было контакты в разведывательной сфере, в последние полгода в генштабе Армении прошли массовые увольнения офицеров, обучавшихся в свое время в Москве. Это сопровождалось внутренней антироссийской риторикой. По вашему мнению, с чем связана такая позиция Еревана в отношении Москвы?

— Позиция Еревана изменилась по отношению к Москве после того, как на пост премьер-министра заступил Никол Пашинян. Человек-западник, ставленник Запада, если конкретно – фонда «Сорос». Естественно, со всеми вытекающими отсюда последствиями и в плане назначений своих «западников» на ключевые посты в Армении. Ереван очень надеялся, что он развернется в сторону Запада, и Запад станет его гарантией в регионе. Но ни США, ни Европа ничего не сделали для этого. Ереван жестоко обманулся. И теперь Пашинян не знает, как попытаться усидеть на двух стульях. И вообще – удастся ли усидеть хотя бы на одном. Пока ему ни одна из сторон не дает возможности вообще сидеть.

— Вы затронули вопрос сотрудничества премьера Армении с американской неправительственной организацией антироссийской направленности «Фонд Сороса». Действительно, есть данные, что этот фонд содействовал его приходу к власти. При этом Армения состоит в Европейском экономическом союзе, что дает ей выход на рынок России, Беларуси, Казахстана. По вашему мнению, конфликт в Нагорном Карабахе как-то повлияет на эту политику двойных стандартов?

— Отвечу так: я убежден, что сейчас Пашинян не удержится в кресле премьера. Какой после будет внешняя политика Армении, зависит от того, кто заступит на этот пост. Не исключаю, что Армения резко развернется лицом к России со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поддерживал ли Армению «Фонд Сороса»? Скорее всего. Но это совершенно не сказывалось на их позициях на линии фронта.

— А как вы в целом оцениваете попытки США в одностороннем порядке, без учета сторон конфликта, вмешиваться в ситуацию в Нагорном Карабахе? Я имею ввиду, к примеру, заявление помощника американского президента по национальной безопасности Роберт О’Брайена о том, что США решили проработать вопрос размещения в Нагорном Карабахе миротворческих сил из скандинавских стран, или высказывания Трампа о том, что Вашингтон может легко добиться мирного урегулирования конфликта?

— Попытки США безосновательны, и сложившаяся ситуация это показала. Во-первых, наш президент уже говорил, что размещение миротворцев регионе может быть исключительно с согласия обеих сторон. И мы знаем, что таким образом в итоге все и сложилось. По поводу миротворцев из скандинавских стран: после этого заявления наши журналисты связывались, например, с финскими политологами, которые сказали, что абсолютно не в курсе предложений, озвученных О’Брайеном. И если он делает такие заявления, не посоветовавшись с истеблишментом скандинавских стран, то можно делать вывод, что это голословное заявление. И такими заявлениями часто грешат американские политики и эксперты.

— В продолжение темы международных взаимоотношений. Год назад Ильхам Алиев заявил, что Азербайджан сделал все возможное для интеграции в структуры Евросоюза, но не встретил взаимности. Если Азербайджан отказывается от интеграции в ЕС, что, по вашему мнению, может стать альтернативой? Возможно, ЕАЭС? Разве это было бы не выгодно Баку, ведь много азербайджанских граждан работает в России, они могли бы получить преференции?

— Что может стать альтернативой? Надо рассматривать все предложения. Насколько я знаю, предложения о вступлении в ЕАЭС пока нет. Возможно, власти и получали предложение, но официально об этом ничего не сказано. А значит, и обсуждать пока нечего. Если предложение поступит, нужно смотреть на условия, выгодны ли они для Азербайджана, какие есть плюсы и возможные минусы.

— Если рассуждать о плюсах и минусах выступления стран в Евросоюз и посмотреть на пример той же Греции: стране пришлось из продавца продовольствия превратиться в покупателя. Экс-президент Украины Порошенко вообще признавал, что евроинтеграция стала для страны «экономическим шоком» и привела к потере 15 миллиардов долларов в год. Анализируя эти примеры, ряд экспертов считает, что привлечение этих стран в Евросоюз нужно исключительно для открытия дополнительных рынков сбыта европейских товаров и разрыва налаженных экономических связей с Россией. Вы согласны с этим мнением?

— Да, я согласен с этим. Одно время я плотно занимался изучением Прибалтийских стран, в частности, Литвы и Эстонии. И на их примере могу сказать, что после интеграции все крупные промышленные объекты, энергетические проекты были закрыты. После этого туда зашел Запад со своими компаниями, и Прибалтика превратилась в какой-то придаток Европы. Да, они получили безвиз, евро, произошла полная интеграция. Но насколько это было выгодно этим странам — это большой-большой вопрос.

Их экономика по сути попала в зависимость от крупных стран Запада: проекты Прибалтийских государств были либо убиты, либо обанкрочены, либо куплены крупными игроками Европы. Такая же ситуация в Греции. Конечно, в этом плане вступление в ряды Евросоюза новым странам ничем хорошим не сулит. Поэтому каждая страна, прежде чем постучаться в ЕС, должна сто раз подумать. Мы все это изучили, президент Азербайджана на этот счет уже высказывался. Конечно, там неравные условия взаимоотношений.

По поводу разрыва налаженных экономических связей с Россией – это подспудно тоже подразумевается. Процесс разрывания экономических связей происходит параллельно. Повторюсь: я видел это на примере Прибалтийских стран.

Яндекс.Метрика